Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:43 

Ночь Воспевания Луны: Другая жизнь капитана Йонои.

Friday_on_my_mind
В подарок уважаемому и уже любимому Сообществу решилась представить здесь один из двух своих фиков о послевоенном времени.Такая фантазия на тему: "Если бы герои фильма пережили войну..." Когда сочиняла это, было много чувств и мало смысла.Заранее прошу прощения, если что не так ))
Этот текст нигде не публиковался и никому, кроме одного друга, не показывался.


Две - прилетело
Две - улетело
Бабочки

(Тёра )


1.Японский пациент


Солдаты построены, пленные - тоже.Воздух застыл, лишь качаются пальмы.Ищу взглядом твои глаза и - не нахожу.Хочется крикнуть: Не покидай меня! Хотя бы, теперь...Нет, теперь уже поздно.

Солнце скоро начнёт опускаться за джунгли.Дальше - горы.Я ни разу там не бывал.Говорят, непроходимые дебри, вулканы...Вот бы туда - с тобой.Там нас никто не найдёт.Никогда.

...Это был странный пациент.Невысокий, но очень стройный мужчина, черноглазый. с кожей абрикосового оттенка.Из документов следовало - японец по имени Хироки Рюсей.
Он был доставлен в тяжёлом состоянии, но быстро пришёл в себя и оказался очень дисциплинированным.Его лечение оплатил некий Джон Уильям Стайн, но сам он в клинике не появлялся.Пациента не навещали родные, что тоже казалось весьма необычно.Для него выделили комнату, больше напоминавшую гостиничный номер.Её убирали по мере необходимости, но некоторые вещи персоналу трогать не разрешалось.Их проверили - ничего опасного.Совсем немного одежды, рисовая бумага и кисти, чёрные палочки туши.Восточные благовония (впрочем, он их не зажигал никогда) и статуэтка сидящего на корточках божества.
Утром молодой человек делал замысловатые физические упражнения.В свободное время - гулял в саду, всякий раз останавливаясь возле пруда и подолгу глядя в его зеркальную чёрную гладь.С прочими обитателями клиники он не общался.
Оказалось, что он неплохо играет на фортепьяно.Иногда он музицировал в холле.Исполнял, в основном, европейскую классику, но порой под его тонкими смуглыми пальцами рождались иные мелодии.Слушая их, легко было представить себе далёкую горную страну, занесённую снегом и лепестками вишен...

2.The Letter


My Dear Jack,

не знаю, прилично ли это обращение.Я изучал ваш язык и могу говорить на нём, но никогда не писал писем.Не было - кому.
Если бы я изъяснялся сейчас по-японски, то начал бы так: "В небе сегодня полная яркая луна, и хорошо выйти в сад полюбоваться ею..." Если бы это мог хоть кто-нибудь тут понять.
Я думаю о тебе, и порой мои мысли полны любви, а порой - горьких и тяжких сомнений.Я не упрекаю тебя.Ты поступил,по-своему, правильно.Я - солдат побеждённой армии, и мало того...Таких часто вешали без суда.Мне повезло, что я был смещён с должности до окончания войны...во многом - благодаря тебе.Впервые ты спас меня.И когда мы проиграли войну (мне до сих пор больно,но это действительно так), я не мог прервать свою жизнь.Она принадлежала тебе.Понимай это во всех доступных твоему уму смыслах.Я любил тебя с самой первой минуты.Точно, узнал кого-то, с кем должен был встретиться, и эта встреча изменит всё.Так и случилось.
Встреча вторая - в порту Йокогамы.Я плохо помню то время, поскольку был тяжело болен.Ты забрал меня в Штаты.А мне было уже всё равно, куда...Хотелось лишь умереть на твоих руках.Но смерть снова прошла мимо.
Я много слышал о силе преданности Императору и народу, о дисциплине, единстве, чувстве долга и духовной закалке.Не понимал, что всё это может заменить любовь - к жизни, стране, человеку.Истина проще, чем нам казалось.
Мне жаль мою родину, Джек.До боли в груди, невыносимо.Ты видел, во что превратилась Япония.Мы считали себя великим народом.Так оно и есть, но...Многие города обратились в руины, их жители вынуждены скитаться целыми семьями в поисках крова.Много больных, израненных и отчаявшихся.Здесь, в Америке, я увидел, как люди выбрасывают еду.Первое время не мог привыкнуть.
Наверно, мы получили, что заслужили.Но причём здесь старики и дети, умершие от голода? На многие вопросы мне не найти ответа.Тут очень хорошие условия жизни, но я тоскую по родине.Думаю, смог бы там пригодиться...Правда, не в прежнем качестве.Всё, что было - прошло, а будущее ещё не настало, и я завис как в бардо между жизнью и жизнью.И сколько бы ни вопрошал Будду Грядущего, он молчит
Ты тоже оставил меня, и это горше всего остального.Ты не смог оставаться рядом - это я понимаю, но если бы ты хоть иногда навещал меня...Или - написал бы письмо.Совсем коротко, чтобы только я знал: ты не забыл обо мне.Наверно, ты просто перевернул главу своей жизни, а я остался в ней строчкой, написанной мелкими английскими буквами.
А может, ты намеренно от меня отдалился.Ведь, я слишком близко знаю тебя.Знаю, что во сне на твоём лице разглаживаются морщины, оно становится мягче, светлей и моложе.Я один знаю, что ты - совсем не Крутой Джек.Я видел тебя взволнованным, видел - влюблённым, и счастлив тем, что увидел.Память по-прежнему остаётся со мной.
Любовь дальше и дальше меня изменяет.
Я вполне здоров и хотел бы вернуться на родину.Только, прежде - увидеть тебя.Если не хочешь встречаться со мной - напиши.
Я пойму.

Твой Y.

Сегодня ночью ты мне приснился...Будто я расстёгиваю одежду у тебя на груди, целую ровную светлую кожу.Моя рука на ней кажется совсем тёмной - как прошлогодний лист или пятно запёкшейся крови.Ты - неподвижен.только глядишь на меня из-под полуопущенных век.Дальше - иное, о чём говорить не могу..У меня было чувство, что я проснулся не во-время.

3.Полнолуние

Медсёстры ходили по идеально-чистым полам в мягких тапочках.
Он не сразу научился различать их шаги.Но теперь была ночь, в коридорах - ни звука.Луна заглядывала в окно, рисуя всё призрачным, полным непроявленной жизни.
Накануне днём он получил подарок.Коробка была прислана от имени Джона Стайна.Её открывали: там находились книги.Пара сентиментальных романов прошлого века, труды по истории Юго-Восточной Азии, довоенный перевод Хагакурэ, географический атлас - ничего интересного.
Поставив коробку на пол перед собой, он встал на колени и первым делом вытащил книги.Они улеглись по бокам в две аккуратные стопки.Теперь...
Он опустил руку вовнутрь и остановил ум, оставив лишь слух и осязание.Тонкие чуткие пальцы прошлись по швам, подцепили ногтями дно и сдвинули его часть.Там было ещё одно отделение.Он знал, что в нём может быть.
Рука коснулась предмета, завёрнутого в ткань, и сквозь неё ощутила холод металла.Дрожь узнавания прокатилась по телу.
Луна безжалостно-ярко светила в окно.
Да, пора!

Доктор Мариотт, как все врачи его специализации, имел крепкие нервы.
- Что вам нужно здесь, мистер Рюсей? - строго спросил он.
- Я хотел бы покинуть клинику, - был ответ, - Выписаться.
- В такой час?..Мы обсудим это завтра.
- Сожалею, - пациент качнул головой, - У меня срочное дело.
- Ладно.Войдите и сядьте.
Японец не тронулся с места.Его фигуру наполовину скрывал полумрак, и доктор не мог видеть, что он держит в руке.Глаза на бледном лице казались огромными от неровного освещения.В то же время, никакой склонности к насилию пациент раньше не проявлял.Да, и теперь выглядел совершенно спокойным.
- Как вы сюда вошли? - поинтересовался Мариотт.
Его дом стоял в некотором удалении от здания клиники.Чтобы попасть в него, надо было пройти через сад, миновать высокие металлические ворота...И - охрана...
- Вы - об охране? - словно прочёл его мысли японец,-- Они меня пропустили.
Это было уж слишком.
- Как?..
Вместо ответа, молодой человек приподнял руку.В призрачном свете настольной лампы блестнула узкая сталь клинка.На мече не было крови.Это вселяло надежду, что охрана жива и здорова.
Доктор ощутил, как внутренности свернулись в плотный холодный комок.Что делать - кричать?..Его не услышат.В ящике письменного стола лежал пистолет, но он забыл, как его снимают с предохранителя.У доктора не было боевого опыта.Он не знал, как стрелять в человека.А простой вид оружия самурая вряд ли смутит.
- Мистер Рюсей...- пробормотал он.
Японец опустил меч.
- Я не хотел угрожать вам.Здесь мне помогли, и я искренне благодарен, - он слегка поклонился, - Но сейчас вы лишь тратите моё время и деньги Джека.
- Мистера Стайна зовут Джон, - вспомнил Мариотт.
- Это не важно.Я был бы рад, если бы вы отдали мои документы.
- Они не здесь...в клинике, - попытался соврать доктор.
- Здесь, в вашем сейфе.Так сказал мне один из ваших помощников.Он ненадёжен, заглядывается на мужчин.Я бы его каз...уволил с работы.

Мариотт торопливо набрал номер.На его удивление, ответили почти сразу.
- Мистер Стайн?..
- Да.я вас слушаю.
- Извините, что в такое время.
- Всё в порядке,доктор.Я не спал.
Мариотт вдруг подумал, что не сумеет толком ничего объяснить.Произошедшее впрямь напоминало бред, но тем не менее...Он решил говорить, лишь немного приукрасив события.
- Ваш японец сбежал.Напугал до полусмерти охрану, размахивал передо мной самурайским мечом, угнал машину...
На том конце провода послышался хриплый негромкий смешок.
- Скажите ещё - он ваш кошелёк отобрал!
- Вот, именно.Сказал, что сожалеет, но ему нужны деньги на дорогу.Обещал вернуть...
- И что вы намерены делать? - оборвал его Стайн.
Мариотт пожал плечами, точно собеседник мог его видеть.
- То есть, как - что? Заявить в полицию.
- Ни в коем случае.
Повисла нехорошая тишина.
- Я должен, - в замешательстве произнёс доктор, - .Ваш Рюсей может быть опасен для окружающих.Представьте себе - психопат с мечом!
Стайн несколько помедлил с ответом.
- Он не психопат.Просто, с ним и его страной случилось несчастье.Даю вам слово, он никому не причинит вреда.Деньги вышлет обратно, раз обещал, а машина...Она будет найдена в окрестностях одного из двух ближайших городов.Заявите в полицию об угоне, они её быстро найдут.Скажите, что не разглядели угонщика.
- Как так - не разглядел?!. - возмутился Мариотт.
Стайн мягко понизил голос.
- Мистер Мариотт...Вам ведь не нужен скандал на страницах газет? Пациент сбежал не у меня, а - у вас.
С этим было трудно поспорить.
- Да, но как попал к нему меч?
- Откуда мне знать.Ваша клиника, вы и разбирайтесь.
Это было похоже на хамство.Доктор ощутил желание сказать собеседнику что-нибудь неприятное.
- А не думаете ли вы, мистер Стайн, что он может придти к вам? - спросил он.
Ответ привёл его в недоумение.
- Ко мне?..Очень на это надеюсь.

Иногда думаю о том, что хотел бы изменить в своём прошлом.И всё чаще отвечаю себе: ничего.Нет, пожалуй...Есть одна вещь.Если б я мог, то отменил бы войну.Но в этом случае, мы бы не встретились.
У всего есть своя цена.

4.Незнакомец с поезда

Под стук колёс пожилая дама уснула, а девочка во все глаза разглядывала мужчину, сидящего напротив.Он вызывал у неё жгучее любопытство своим необычным видом, цветом кожи, руками в бежевых перчатках.Его наглухо застёгнутый пиджак неуловимо напоминал военную форму или одежду священника, брюки были отглажены, а блестящие чёрные волосы аккуратно уложены.
Вдобавок, он держал на коленях узкую длинную коробку,в какие кладут дорогие зонты или трости.
- Мистер, можно вас спросить? - не удержалась девочка, - Вы - индеец... или китаец?
Господин улыбнулся.
- Нет.Я совсем из другой страны.
Девочка поболтала ногами.обутыми в белые туфельки.Тётя Мэг не разрешала болтать ногами, строить рожи и говорить с незнакомыми.Но теперь тётя спала.
-Моё имя - Джейн, - сообщила девочка.
Мужчина склонил голову, точно знакомство с ней было для него большой честью.А может, в его стране так принято?
- Очень рад.Меня сейчас называют мистер Рюсей.
- А раньше было другое имя?
- Да.раньше было - другое.
Девочка завертелась от любопытства.
- В другой жизни, да?..Знаете, мистер,мой папа - учёный.Он говорит, что на Востоке люди перерождаются...Ну, не уходят в рай, как мы.А я даже не знаю, что лучше.В раю хорошо, но я бы хотела родиться принцессой...Вы похожи на принца...Но не такого, как в "Белоснежке"
Мужчина опять улыбнулся.
- На Гэндзи.
Джейн немного нахмурилась, вспоминая.
- Я о таком не читала, - вздохнула она..
- Ничего.Вырастешь - почитаешь.
- А почему вы не сдали свою коробку в багаж? - спросила девочка.
- Не могу.Там очень ценная вещь.
- Она дорого стоит, да?..Как бриллиантовое колье?
Пассажир качнул головой.
- Нет, конечно.Она дорога для меня.
- Что же это такое? - не унималась Джейн.
- Воспоминания...У тебя очень хорошее имя.Моего друга зовут Джек.
- Расскажите о нём!
Тёмные глаза мужчины мягко блеснули.
- Боюсь, это будет сложно,Джейн.
- Вы скучаете по нему?
Пассажир молча кивнул...или девочке так показалось.Потом он задремал.Прямо, как тётя Мэг...Вот, сонное царство!

...Очень медленно открываю глаза.Вижу твоё лицо в бледном свете луны.Заплесневелые стены.Песок под нами мёртвый, холодный.Он мал, этот старый ковер.Слишком мал для двоих.Уступив мне его почти весь, ты лежишь на земле - чужой для нас обоих.Зачем мы здесь?
Что мы тут делаем?..Скажи..

5.Над пламенем

Мне не пришлось долго искать его дом.Адрес был на коробке с книгами, которую он мне прислал.
От вокзала я взял такси.По пути вышел купить пальто.Во-первых, замёрз, а для меня теперь это нехорошо.Приходится думать о вещах, которые прежде не имели значения, чтобы снова не стать больным и беспомощным.Кроме того, длинное пальто скрывало меч.Носить его на себе было привычнее, чем в руках.Если Джек хочет увидеть меня с ним - увидит.
Мне представлялось, что возле его дома - полиция...Или - что мне придётся выломать дверь.Всё звучало в душе.Я готов был сражаться, лишь бы только увидеть его.Даже, если за это меня арестуют.Даже, если пристрелят у него на пороге.
Всё случилось иначе.Не было никаких полицейских, и дверь оказалась незапертой.Только, падал мелкий осенний дождь.
Я вошёл тихо.
Джек сидел, откинувшись в кресле.На столе перед ним - пустой стакан, бутылка виски и пистолет.Видимо, ждал меня.
- Здравствуй, мой... - он проглотил окончание фразы, - Что-то ты долго сюда добирался.Я тебя уже третий день жду.
Джек был небрит, волосы взлохмачены.Одежда - будто он в ней спал.Это напомнило мне наше общее прошлое...Яву...Я подумал о том, что он красив, несмотря ни на что.От него пахло сигаретами и спиртным.Теперь он пил не тот дешёвый сорт виски, что - раньше.
Он кивнул на окно.
- Как погода?..
- Ты пьян,по-моему, - заметил я.
- Пьян?..Нет.Я трезвей, чем когда бы то ни было.Сейчас покажу...
Он взял со стола пистолет.Моё сердце забилось сильнее, но не от страха.Если он хочет убить меня - пусть.На этом всё закончится.
Джек подошёл к окну и рывком распахнул его, впустив в дом холодный ветер.Почти не целясь, он выстрелил в уличный фонарь.Тот рассыпался на сотню искр и погас.За окном настала кромешная тьма.
- Очень хорошо, Джек.Но я здесь не за этим.
- Зачем же? Чтоб выразить мне свою любовь и почтение?..- он закрыл окно, бросил пистолет на стол и налил себе виски, - Извини, я сегодня не в форме! И вообще, ты достал меня, капитан.Ты ведь здоров теперь, правда? Вот, и проваливай, куда пожелаешь, а мне надо лечь спать...Чего тебе ещё от меня надо? Ведь, я даже вернул тебе меч.Между-прочим, тот самый...
- Как ты нашёл его?
Он усмехнулся.
- Поговорил кое-с-кем в Управлении.Они всё могут найти, кроме...
Конец фразы был непечатным, я даже затруднился его понять.Управление...Это - разведка.
- Боюсь, после войны вы стали неразборчивы в связях, майор, - произнёс я.
Мои слова, как будто, отрезвили его.Он двинулся ко мне.К моему удивлению, Джек не шатался.
- Я стал неразборчив, увидев тебя! - он крепко взял меня за плечо, - Узнав тебя, переспав с тобой! Тебе было тяжело? А мне - легче?..Я хотел быть с другими - не вышло.Пытался даже семью завести...Наверно, лишь вышибив пулей мозги, я смогу забыть всё.Как едва ни свихнулся с тобой в Йокогаме, считая каждый твой вздох, думая: этот - последний?!.Таскать тебя к местным врачам, понимая, что никто из них...Потому, и привёз тебя сюда.Наверно, не надо было.Мне очень жаль, как говорят эти твари, твои соплеменники!
Кровь бросилась мне в лицо.Не то, чтобы я ожидал от него нежности, но...Его развязная речь смущала меня.Таковы многие европейцы, которых не учат обуздывать свой язык.
- Зачем ты прислал мне меч?
Джек вскинул голову.
- Сам подумай.Ты же всегда был умнее меня.Только умные люди влипают так круто.Глупых судьба бережёт...За некоторым исключением...Знаешь, что? Будь оно проклято всё - война, лагерь, твоя Япония с её Императором, и твой грёбаный траур по ней...Самурай хренов!
Я этого не хотел.Рука сама выхватила меч и остановила возле его груди.
Селльерс расхохотался.
- Ну вот, наконец! Дошло.Что-то ты долго разогревался, не как всегда.Собрался убить меня? Я готов,Или, ты явился сюда для своего незавершённого харакири? Хочешь, чтобы я присоединился к тебе?..Думаешь, не смогу?
Он внезапно и резко шагнул вперёд.

Всё могло быть гораздо хуже, если бы я не отклонил меч.Клинок вошёл бы ему в лёгкое...или - в сердце.А так, он лишь скользнул по рёбрам, прорезав одежду и кожу на боку.
От боли и от избытка чувств Джек потерял сознание на пару минут.Он лежал на ковре у моих ног, и кровавое пятно на рубашке становилось всё больше.Это выглядело печально, красиво.Мне вспомнились строки преподобного Хангэна, обращённые к возлюбленному:

Средь водорослей
Ныне ты подобен жемчугам.
На дно любви
Какая боль тебя толкнула,
Какая глубина печали?

Величайшим безумием страсти в те времена считалось отрезание мизинца.Кидаться грудью на меч оттого, что полюбил - это слишком.Особенно, если чувство твоё не безответно.
Найдя всё необходимое в ванной комнате, я как умел, обработал и перевязал рану.Когда я заканчивал, Джек очнулся.
- Ты?..- он открыл и снова закрыл глаза, - А я думал, что умер и попал в ад.
- В нашем аду холодно, Джек.
- Вот, и - мне...
- Ты потерял немного крови.Рана совсем не опасна.
- Жаль, - он глубоко вздохнул,морщась от боли, - Хорошо было бы так умереть.
Я помог ему подняться и уложил на диван, стоящий тут же, в гостиной.Утром можно будет обратиться к врачу.Если потребуется.
Джек разглядывал меня, точно видел впервые.
- Почему ты? - произнёс он, - Почему - только ты?..
Не знаю.Может,карма.Или,как вы говорите,судьба.
Вместо ответа, я долго и нежно целовал его.Чувствовал подступающие к глазам слёзы.Сам не мог себе этого объяснить.Раньше, прикасаясь к нему, я ощущал совершенно другое.Сердце расширилось так, что сделалось тяжело.
Пальцы Джека сжимали мои плечи, перебирали волосы.Он взял мою руку и провёл ею по своему телу.Я сквозь одежду ощутил его возбуждение.
- Видишь? - выдохнул он, - И если бы только это.
Я наклонился и снова поцеловал его.Потом стал ласкать губами, руками - осторожно. чтобы не потревожить рану.Но всё равно, наслаждение для него соединилось с болью.
Джек уснул, положив голову ко мне на колени, а я так и просидел до рассвета, слушая дождь за окном, движение воздуха в доме.Рисунок ковра на полу неуловимо напоминал что-то знакомое.Не тот самый, конечно, но очень похожий.Прошлое проросло в настоящее, переплелось с ним ветвями.
Каким будет завтрашний день?
Я посмотрел в лицо Джека и понял, что будущее совсем не имеет значения.

Океан дышит мерно, и небо над ним - бесконечно.Где-то за океаном - твой дом.Мой - совсем в другой стороне.Хотя, не знаю,можно ли назвать домом место, где никто не ждёт.А - тебя? Ждёт тебя кто-нибудь? Если бы ждал, у тебя была бы надежда.А у нас двоих её нет.Это небо и океан будут вечно.
Мы словно
бабочки, носимые ветром над пылающим островом.Нам некуда приземлиться.
Обними меня...Мы - над пламенем.




@темы: Фанфики, Селльерс/Йонои, Йонои

Комментарии
2011-02-11 в 01:14 

рифеншталь
Мы словно бабочки, носимые ветром над пылающим островом. Нам некуда приземлиться.
Обними меня... Мы - над пламенем.


По силе вызванных чувств это сравнимо с финалом фильма.

2011-02-11 в 01:40 

Friday_on_my_mind
рифеншталь Я - лишь скромный любитель, поэтому не сравнимо.Но - у кого какие чувства...Спасибо!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Merry Christmas Mr Lawrence

главная